«Все, что зависит от нас, мы способны сделать за месяц», — Виктор Киронда о проекте реставрации сквера Театра Чехова

302 0

«O viața noua pentru Scuarul Cehov» – одна из наиболее известных молдавских краудфандинговых кампаний, которая доказала однажды, что кишиневцы – это горожане, которые любят свой город и хотят делать его лучше. Тогда коллективными усилиями команде блоггеров и гражданских активистов, состоявшей из Виктора Киронды, Влады Чобану, Сержа Кино, Сергея Тофилата и других ребят, удалось за 30 дней собрать целевую сумму в размере $15000 для реализации плана по реставрации сквера у Театра Чехова, находящегося в самом сердце города. Эта кампания стала первой современной городской историей общественных проектов – с брендингом, 3D-моделями, блогом и страничкой в Facebook. Сейчас со старта проекта прошло чуть меньше двух лет, большая часть задач успешно выполнена, а реализация оставшихся задерживается в связи с ожиданием решения муниципалитета.

Координатор проекта «O viața noua pentru Scuarul Cehov» Виктор Киронда рассказал сегодня в большом интервью редактору Hiboux Антониу Александру о том, как ему удалось найти недостающие $4000 буквально в последний день кампании на Indiegogo, кто из кишиневцев решил пожертвовать более $500 для реставрации сквера, от чего зависит новый дедлайн проекта и о перспективе использования краудфандинга для реализации подобных инфраструктурных проектов в городе.


— Проекту «O viața noua pentru Scuarul Cehov» совсем скоро исполнится два года. Расскажи с чего все начиналось и как пришла идея этой кампании?

— Проблемы городского развития, если можно так сказать, – это одно из моих главных хобби. В кишиневском муниципалитете все очень политизировано и некому заниматься вопросами модернизации города. Городские советники и политические партии, которые они представляют в мэрии, занимаются тем, что … Да все и так знают, чем они там занимаются. А привлечение к работе мэрии активных граждан, которые не безразличны к судьбе своего города – это распространенная практика, которую используют в большом количестве современных мировых столиц.

Без лишней патетики можно сказать, что любой современный город не может развиваться без участия в его жизни активных горожан. Одни из них занимаются вопросами бездомных животных, другие стараются решить проблему парковок или незаконного строительства.

Я работаю рядом со сквером Театра Чехова и не понаслышке знаю насколько остра проблема с парковочными местами в этой зоне. Поэтому изначально моя идея заключалась в том, чтобы модернизировать тротуары по периметру сквера, чтобы убрать с них хаотично припаркованные автомобили. Но потом, когда мы посоветовались с друзьями, пришла идея взглянуть на эту проблему комплексно и попробовать реанимировать весь сквер, а не только тротуарную зону. На тот момент вся близлежащая территория была заполнена мусором, заросла бурьяном и другими сорными растениями. Более того, когда мы начали прорабатывать эту идею, то узнали, что часть сквера, которая принадлежит театру была отдана в аренду под бизнес, а со временем путем неизвестных никому манипуляций и вовсе была изъята из владения театром и приватизирована.

— Друзья, с которыми ты начинал этот проект — кто они?

— Это кишиневцы, которым также всегда интересны такие проекты: Серж Кино, Влада Чебану, Сергей Тофилат и другие. Каждый участник команды был ответственным за свою часть работы.

— Проект «O viața noua pentru Scuarul Cehov» стал одним из первооткрывателей еще и в том, что касается инвестирования. Вы были одними из первых, кто выбрал краудфандинг для привлечения необходимых средств в работе над подобными проектами. Расскажи, как пришла такая идея.

— Тем же летом, когда мы решили начать этот проект, Катя Гамурар запустила проект «Restoring a 15th century well from Moldova» по реставрации одного из важных исторических памятников в селе Липник. Команде, которую она возглавляла на тот момент удалось собрать $4000. Мы посоветовались с Владой и остальными ребятами и решили пойти тем же путем, используя краудфандинг для инвестирования нашего проекта.

— $15000 — достаточно большая сумма для общественного проекта в Кишиневе. Риски не достичь целевую сумму, как мне кажется, были достаточно реальны. Вы не опасались этого?

— Конечно, опасались. Но мы понимали, что все зависит от нас. Поэтому мы основательно подготовились. Проанализировав текущую ситуацию в сквере, мы определили фронт необходимых работ, описали все задачи, потом тщательно проработали бюджет кампании и разработали брендинг – создали логотип, страничку в Фэйсбуке и запустили официальный блог.

— Давай пройдемся по списку представленных вами целей и расставим «чек» напротив задач, которые выполнены на сегодняшний день.

— За деньги, которые мы привлекли через Indiegogo нам удалось выполнить все, что мы задумали — куплены и установлены фонари на столбах, урны, два типа лавочек. Осталось лишь провести монтаж столбиков, которые необходимо установить на тротуаре перед ступеньками, чтобы отделить законную пешеходную зону и решить проблему абсолютно хаотичной парковки. Но здесь мы столкнулись с проблемой, решение которой зависит от нас в меньшей степени, впрочем об этом мы скажем позже.

Кстати, все элементы уличной мебели, а это и урны, и лавочки, и столбики, о которых мы только что сказали нам пришлось привезти из Болгарии. Оказалось, что в Кишиневе нет ни одного производителя, который мог бы представить подобную качественную уличную мебель по приемлемой цене — либо это металлические урны, которые ужасно выглядят и обычно крайне недолговечны, либо огромные скамейки для больших парков, которые стилистически нам не подходили. Еще мы провели систему уличного освещения и подвели воду для системы орошения. Также мы засеяли новый спортивный газон — для этого пришлось ликвидировать верхний слой земли, который был непригоден для посадки, и заменить его специальной смесью из земли и песка, необходимой по технологии.

Если говорить о деньгах, то сейчас у нас осталась около $1000.

— Теперь перейдем к тому, что еще предстоит реализовать.

— По нашему проекту это модернизация пешеходной зоны и установка в той части столбиков, которые сделают невозможными парковки на тротуаре, а также замена старого фонтана, который по сути и не являлся никогда настоящим фонтаном, и модернизация близлежащей зоны – выравнивание территории, установка новой уличной плитки и другие второстепенные работы. Мы планируем обустроить тем самым большую открытую площадку, где можно устраивать различные культурные мероприятия и концерты. Здесь же будет новый современный фонтан, установленный на уровне земли — такая конструкция позволяет использовать эту часть территории в любых целях, когда он не работает, и, соответственно, в любой момент превращать часть сквера в полноценный фонтанный комплекс, активизируя систему подачи воды.

Кстати, изначально мы подошли к этой кампании со всей серьезностью, поэтому создали и заверили в муниципалитете профессиональный проект, который прошел все проверки и получил необходимые подписи и одобрения. Теперь согласно этому документу мы защитили сквер юридически, закрепив его за городом, что на практике исключает возможность для очередных попыток приватизации тех или иных его частей через какие-то нелегальные схемы, которые так любят в нашей стране.


Интервью Багас


— Получается, часть сквера на данный момент придется реконструировать практически заново – и все это впереди. Оставшихся средств хватит для реализации этих работ?

— В этом-то и проблема. Естественно, денег нам не хватит. Поэтому мы обратились к местным властям, чтобы из городского бюджета они выделили деньги для реализации заключительной части нашего проекта. И, кстати, много денег нам не нужно – суммы до 2 миллионов леев вполне хватит.

— То есть изначально расходы, необходимые для реализации этой части проекта, не входили в заявленные на Indiegogo $15000?

— Эти деньги ( $15000 — прим. ред.) были рассчитаны на первый этап работы — все то, что мы сделали до сих пор. Нашей задачей было привлечь людей в сквер, создав тут комфортную обстановку для отдыха. Сами мы можем засеять часть территории газоном, установить лавочки и систему освещения, но тяжелые работы по бетонированию, например, невозможны без профессиональной строительной техники и инвестиций.

— Все необходимые средства для реализации второй части работ вы планируете привлечь в кишиневской мэрии, верно?

— Да. Нужно понимать, что 2 миллиона леев – это небольшие деньги для бюджета местного управления, рассчитанного на различные инфраструктурные проекты в городе.

— У этих работ есть какие-то дедлайны?

— Мы отправили запрос, и судя по реакции, деньги нам действительно выделят. Теперь остается ждать официального заседания комиссии муниципального совета и принятия итогового решения. Вообще, взаимодействие с местными властями – важная часть работы над нашим проектом. У нас уже есть договоренность о помощи в проведении некоторых работ c дирекцией транспорта, которая отвечает за тротуары. А вместе с претурой сектора Чентру мы работаем над демонтажем незаконно построенных киосков на тротуаре.

В случае, если мы получим финансирование все работы, которые зависят от нас мы можем реализовать в течение месяца. Сейчас, как я уже сказал, мы ожидаем решения от местных властей, которое позволит нам понять будет ли включен наш проект в бюджет этого года или следующего. Приняв во внимание тот факт, что первое заседание они никак не могут закончить уже в течение трех месяцев, нам остается только надеяться. Политика … Хотя все муниципальные советники и чиновники мэрии в личных разговорах поддерживают нас и уверяют в том, что выделят деньги.

— Давай поговорим о пожертвованиях, которые были сделаны во время краудфандинговой кампании проекта на Indiegogo. Напротив твоего имени в списке бекеров значится сумма в размере $750. Ты пожертвовал в фонд проекта свои личные средства?

— За несколько дней до окончания срока сборов мы поняли, что нам не хватает около $4000. На тот момент мы собрали $11500. По условиям Indiegogo в случае, когда ты, как автор проекта, не собираешь целевую сумму, то сборы площадки составляют 7%, а при ее достижении — 4%.

Тогда мы решили встретиться с представителями театра и поговорить об этом. Они посоветовали нам обратиться в организацию «Россотрудничество«, которая изучив наш проект, согласилась пожертвовать недостающие $4000. Деньги были переведены на мой личный счет, а я впоследствии перевел их в фонд кампании на Indiegogo в качестве обычного пожертвования физического лица. Так в итоге мы и спаслись буквально в последний день проекта.

— Также в списке бекеров есть пожертвование в размере $1000 от пользователя с логином «igor». Тебе известно, кто сделал это пожертвование?

— Да, это Игорь Додон.

— Серьезно?

— Ну да. Во время кампании мне позвонили из его офиса и сказали, что Игорь хочет пожертвовать $1000 для нашего проекта — попросили встречи со мной. Я сразу же отказался принимать деньги наличными и предложил его представителям пожертвовать эту сумму от имени обычного пользователя платформы, так как это делают все остальные бекеры. Да, тех, кто жертвовал такие суммы мы благодарили и афишировали их помощь на страничке в Facebook и блоге нашего проекта. Цель была одна — привлечь впоследствии больше таких людей, которые способны жертвовать в фонд кампании суммы более 500$, например. Но, к слову, взносы в таких размерах совершали и обычные кишиневцы.

— Юрий Кожокару пожертвовал 500$ — это один из них? Ты знаешь этого человека лично? В свое время, когда я следил за прогрессом проекта, то был очень удивлен суммой таких пожертвований.

— Да, это кишиневец, который временно живет в Бухаресте.

— Cуммы пожертвований в таких размерах тебя не удивили? Для меня, например, это стало неожиданностью. 

— Да, я тоже удивился, как и ты. Было очень приятно, что люди понимают актуальность проблем общественных мест в Кишиневе и готовы помогать в реализации проектов, направленных на их решение. Я очень рад, что на примере этого проекта нам удалось доказать актуальность таких кампаний.

Тот факт, что кишиневцы приняли активное участие в «O viața noua pentru Scuarul Cehov» и были неравнодушными к этой проблеме позволяет поверить, что наше общество готово действовать во имя фактических перемен без ожидания инициативы со стороны властей или другой помощи со стороны.

— Насколько я помню, помимо кампании на Indiegogo вы проводили и оффлайн-сборы.

— Да, у нас было три бокса для сбора пожертвований. Первый — прямо в сквере, рядом с которым мы организовали небольшой информационный центр, где волонтеры нашего проекта раздавали флаеры и общались с кишиневцами, которым интересен наш проект. Второй бокс мы установили в кафе Propaganda. Где был размещен наш третий бокс сейчас уже и не вспомню.

— Еще у вас был счет в банке.

— Да, но через него мы получили не более трех пожертвований от юридических лиц, каждое из которых не превышало 500 леев.

— Оффлайн стал действенным источником финансирования? Если подытожить, какую сумму вам удалось привлечь через боксы, банковский счет и другие источники вне краудфандинговой кампании? За исключением средств фонда «Россотрудничество».

— Около 10000 леев.


Интервью Багасы


— В начале интервью мы вспомнили о Серже Кино, Владе Чобану и Сергее Тофилате. Команда проекта претерпевала какие-то изменения в ходе кампании?

— Еще до момента старта кампании на Indiegogo я решил сформировать команду путем организации публичных встреч и обсуждений проекта. Первая встреча собрала около 30 человек, на второй собралось не более двадцати, а до третьей дошли только 10 человек. Одно — это поддерживать на словах, другое — включиться в проект и уделять ему время. Так, отсеяв естественным образом людей, которые не были готовы к активным действиям мы собрали команду этого проекта. Сейчас команда проекта — это я, как его куратор, и ребята, которые откликаются на конкретные призывы о помощи. Представим, нужно провести свет — я объявляю об этом в Facebook и предлагаю всем небезразличным кишиневцам подключиться к конкретной работе на несколько часов.

— Возвращаясь к теме финансирования. Ты никогда не высчитывал долю пожертвований, сделанных именно кишиневцами?

— Но ведь кишиневцы из Бухареста не перестают быть кишиневцами, разве нет? И те, кто временно находится в других странах — тоже кишиневцы. Как мне кажется отсюда необходимо исключить только те $4000, представленные фондом «Россотрудничество», о которых я уже сказал. Поэтому $11500 — это деньги, которые собрали кишиневцы.

— Кстати, в течение кампании вы не сталкивались с мнением в духе «А я и так плачу налоги, почему я должен еще дополнительно скидываться …»?

— Конечно, были и такие комментарии. Но я старался никому ничего не доказывать. На страничке проекта в Indiegogo мы все подробно объяснили, касательно наших целей и задач.

— В течение кампании у вас никогда не возникала мысль подключить к проекту Radisson Blu Leogrand Hotel? Ведь администрация отеля также заинтересована в том, чтобы сквер напротив выглядел качественно иначе.

— Я обращался к ним и даже подробно рассказывал о проекте. Они обещали подумать. Развития этой истории пока нет.

— А что насчет каких-то рекламных проектов?

— Были идеи с кем-то из операторов мобильной связи, Orange или Moldcell, я уже и не помню. Но до конкретики так и не дошло. Важно понимать, что для большинства таких брендов — это огромные бюджеты, к расходованию которых они подходят очень осторожно. Намного удобнее, например, провести какой-то концерт с участием местных поп-звезд — больше маркетинга, так сказать.

С другой стороны, обвесить весь сквер впоследствии баннерами и назойливой яркой рекламой также не самый приемлемый вариант. Стилистически это испортит ту атмосферу, которую мы пытаемся создать в этом месте.

— Такие инфраструктурные проекты в городе остаются для тебя в качестве хобби?

— Да. По крайней мере сейчас я понимаю, что для того, чтобы делать такие проекты совсем необязательно работать в мэрии. Мы собрались с друзьями, создали кампанию, привлекли инвестирование — все получилось, и ни один из нас не является ни политиком, ни каким-либо другим чиновником.

— Но в этом случае ты обладал бы куда большим административным ресурсом и получил бы возможность быть еще более действенным.

— Согласен. Но есть и другие риски, связанные с бюрократией и политическими играми.

— Как ты думаешь, пример вашей кампании поспособcтвует развитию использования краудфандинга для подобных общественных проектов в Кишиневе?

— Конечно. Но авторам таких проектов мой совет — необходимо собирать деньги не просто ради сборов, а для решения конкретной проблемы. Допустим, мы заявили свою цель, как «улучшение сквера Театра Чехова». И что? Такая кампания никому не интересна и это абсолютно естественно. Нужно представить подробный план, сделать расчеты и спроектировать свою идею, только потом, исходя из этого, сформулировать итоговую цель и список конкретных операционных задач. Такая процедура даст потенциальным бекерам мотивацию к совершению пожертвований через комплексное понимание того, какая проблема будет решена в рамках проекта.

Беседовал: Antoniu Alexander


Без имени-11

(302)

комментарии 0